Кибербуллинг: как подростку не стать жертвой травли в интернете

Кибербуллинг: как подростку не стать жертвой травли в интернете

20.10.2020
Кибербуллинг: как подростку не стать жертвой травли в интернете
© depositphotos.com

Для психологической помощи подросткам, столкнувшимся с агрессией в интернете, и для их родителей был создан проект «Страна троллей или нет». В рамках этого проекта проводятся бесплатные консультации для подростков и родителей в режиме онлайн, созданы онлайн-группы (отдельно для подростков, отдельно для родителей), а также проходят вебинары на разные темы, связанные с активностью детей в интернет-пространстве и кибербезопасностью.

 

Кандидат психологических наук, руководитель проекта «Страна троллей или нет» Александра Бочавер рассказала сотрудникам АНО «ЦИСМ», почему некоторые подростки проявляют агрессию в интернете и как эффективно с этим бороться.

 

– Какой процент российских подростков сталкивается с кибербуллингом?


– Это зависит от возраста. По данным международного исследования 2013-2014 годов по 42 странам, в России среди 11-летних около 11% девочек и 8% мальчиков сталкивались с кибербуллингом через электронные сообщения не менее 3 раз за прошедший месяц, среди 15-летних – около 5% и 7% соответственно. По нашим данным, более 70% московских подростков сталкиваются время от времени с эпизодами кибербуллинга, в том числе в роли свидетелей.


– Какие подростки в группе риска?


– Любой подросток и любой взрослый сейчас имеет шанс подвергнуться кибербуллингу, к сожалению. Но можно говорить о том, что в некоторых ситуациях подростки оказываются более уязвимы. Если ребёнок обладает низкой самооценкой, не уверен в себе, у него нет друзей и есть переживание одиночества, не хватает поддержки со стороны сверстников и родителей, то это снижает его устойчивость к агрессии в интернете. Ограниченные возможности здоровья, в том числе психического, тоже повышают уязвимость. Кроме того, опыт нахождения в роли жертвы в других отношениях (в школе, в семье, где присутствует насилие) и недостаток социальной компетентности (умений распознавать смысл ситуаций, прогнозировать развитие разговора, замечать опасность) также усиливает вероятность того, что подросток окажется в положении жертвы. Если речь идёт не об агрессии, а о попытках совращения через интернет, то в зоне риска оказываются подростки, проверяющие собственную сексуальность, переживающие по поводу собственной привлекательности, нуждающиеся в одобрении. Факторами защиты являются родительский контроль за тем, как ребёнок использует интернет, знание ребёнка об этом, возможность посоветоваться с родителем о том, что происходит в интернете, и в целом поддержка, забота, внимание к подростку со стороны родителей.


Кроме того, есть особенности «реальной среды», которая пересекается с виртуальной: например, школьная травля нередко переходит в социальные сети. Те же дети, которые инициируют травлю в школе или присутствуют рядом, могут продолжать эту историю и в сети, используя сообщения, создавая группы, оскорбительный контент. Ребёнок может даже не иметь аккаунта в социальных сетях и всё равно стать объектом насмешек и оскорблений в интернете. Те, кто оказался в роли жертвы школьной травли, могут пытаться отомстить, запуская кибербуллинг в обратную сторону и прячась за анонимностью. В онлайн-играх встречается гриферство – вариант кибербуллинга, цель которого испортить удовольствие от игры и лишить пользователя игровых ресурсов, чаще жертвой становится новичок. На других площадках тоже может происходить подобное.


– Какие существуют модели поведения жертвы и агрессора в интернете?


– Многие исследователи говорят о «феномене растормаживания», характерном для поведения пользователей в сети. «Благоприятное растормаживание» выражается в том, что текстовые сообщения, которыми мы обмениваемся, содержат больше позитивных и поддерживающих реплик, а также больше самораскрытия, чем наши разговоры вживую. «Токсичное растормаживание» имеет непосредственное отношение к кибербуллингу, когда люди высказывают гораздо более жестокие и грубые вещи онлайн, чем могли бы сделать это в личной беседе. В отличие от очных ситуаций, когда агрессор может наблюдать реакцию жертвы и остановиться (например, доведя жертву до слёз), в интернете меры агрессии нет, поэтому происходящее может приобретать ещё более жестокий характер, чем это бывает в реальной жизни.


– Почему пользователи начинают проявлять агрессию?


– Это форма для выражения негативных переживаний: гнева, страха, фрустрации (невозможности достичь поставленной цели). Социальная среда оффлайн требует всё большей сдержанности, демонстрируемого дружелюбия, нормы меняются, и напряжение накапливается, порой взрываясь непредсказуемо. Социально желательное поведение не предполагает особенно никаких способов выражения злости кроме, например, участия в футбольных матчах в качестве болельщика. Агрессия, которой в целом не становится меньше, зачастую перемещается в более безличное, хотя уже и не анонимное, пространство интернета, в котором, как известно, всегда «кто-то неправ». В русскоязычных социальных сетях «обычный» градус агрессии очень высок и мало сопоставим с тем, как те же предметы обсуждаются вживую. Практически любые темы, от светских новостей до раздельного сбора мусора или поиска хозяев для питомцев, могут порождать сотни агрессивных комментариев, «флуда» и «перехода на личности», а есть и гораздо менее нейтральные темы.


– Существует ли стратегия преодоления кибербуллинга?


– В одиночку очень сложно преодолевать подобные вещи, поэтому, если столкнулся с кибербуллингом, лучше обратиться к другу, родителю, к тому, кому можно доверять. Для того, кто оказался рядом, самое главное – сохранить собственную устойчивость и в первую очередь постараться успокоить пострадавшего: обнять, дать тёплый напиток, завернуть в плед и дать понять, что он не один. После этого нужно разобраться, что в действительности происходит: как давно, на каких площадках, кто в этом участвует. Нужно сохранить агрессивные сообщения (картинки, переписку). Сообщить о происходящем администратору площадки (игровой платформы, сообщества в социальной сети), обратиться в техподдержку. Если речь идёт об агрессии со стороны незнакомца, поменять настройки так, чтобы агрессор не мог писать личные сообщения, комментировать записи, видеть игрока.


Если кибербуллинг – продолжение происходящего в школе, нужно с подборкой скриншотов обращаться к классному руководителю, школьному психологу и администрации школы и договариваться о работе с проблемой буллинга на уровне класса, параллели или всей школы. Молчание – это то, что помогает насилию продолжаться, поэтому важно рассказать о ситуации тем, кто может помочь в её прекращении. Если внутри школы не умеют работать с травлей, можно пригласить специалистов из организаций, которые работают с этой проблемой. Если кибербуллинг включает в себя угрозы жизни и здоровью, нужно со скриншотами сообщений обращаться в полицию, а если это не помогло, то в прокуратуру или следственный комитет.


– Насколько развитие цифровой грамотности поможет в преодолении кибербуллинга?


– Цифровая грамотность позволяет научиться лучше пользоваться разными цифровыми инструментами. Хорошо, когда одновременно ребёнка учат рефлексии и пониманию своих возможностей и ответственности в роли пользователя. Что ты можешь делать и не делать как участник интернет-сообществ? Как можно влиять на «климат в интернете», что ты можешь сделать, чтобы конкретный чат / группа / игровая платформа были безопаснее, чтобы там было приятнее находиться? Какие вещи недопустимы и почему? Как можно останавливать другого пользователя, если он /она ведёт себя некорректно, нарушает правила? Что с тобой происходит, когда тебя что-то сердит или тревожит в сети? Что ты вообще делаешь, когда тебя рассердили, обидели или у тебя плохое настроение, какие есть пригодные способы это поправить? Поиск конструктивных ответов на эти и подобные вопросы снижает риски киберагрессии.


Многие инициативы, которые пользователи придумывают для того, чтобы снизить количество, например, негативных комментариев в социальных сетях, состоят в том, чтобы заставить пользователя выдержать паузу между агрессивным импульсом и публикацией. Например, если в набранном комментарии есть что-то из заданного набора «агрессивных слов», бот может задать вопрос: «Ты точно хочешь это опубликовать?» Даже такой автоматический отклик на ещё не отправленный комментарий снижает вероятность того, что его отправят, а значит снижается риск обиды и ответной агрессии других пользователей, и агрессия может затухнуть вместо того, чтобы усилиться.


Если же обучение цифровой грамотности не сопровождается осмыслением того, какие возможности и какую ответственность приобретает человек, становясь пользователем, то это просто даст возможность использовать более сложные и технически продвинутые средства для реализации своих потребностей, в том числе для выражения агрессии. Обучение школьников цифровой грамотности должно сопровождаться обсуждением влияния интернет-коммуникаций на их жизнь, а тема онлайн-безопасности должна касаться не только их личной защищённости, но и их возможностей в повышении безопасности общего социального интернет-пространства.



Вернуться к списку