Шанс на исправление. Можно ли перевоспитать трудного подростка?

Шанс на исправление. Можно ли перевоспитать трудного подростка?

27.05.2020
Шанс на исправление. Можно ли перевоспитать трудного подростка?
© pixabay.com

Обычно трудными подростками называют детей с девиантным поведением, тех, кого «воспитала улица». Часто эти ребята имеют проблемы с законом, состоят на учёте в подразделениях по делам несовершеннолетних. Есть ли у таких детей шанс на реабилитацию и возможно ли их перевоспитание – об этом сотрудникам АНО «ЦИСМ» рассказал эксперт по работе с подростками, находящимися в социально-опасном положении, Юрий Афанасьев.

 

– По каким критериям подростка относят к категории «трудных»?

 

– Такого юридического термина, как «трудный подросток», не существует. Сегодня практически каждый подросток находится в группе риска. В своё время я работал над проектом «Дети улиц» и могу сказать, что те дети, которые находились у нас на контроле, например, в комиссии по делам несовершеннолетних, это в 70-80% случаев те, кто состоял на учёте за распитие спиртных напитков. И это только те, кого поймали. На самом деле количество таких подростков гораздо больше. Есть дети, которые уже втянуты в какие-то сообщества в социальных сетях, криминальную субкультуру и прочее, а есть те, которые потенциально могут быть туда втянуты.

 

– Если говорить о тех подростках, которые могут быть потенциально втянуты в такие сообщества, как с ними работать?

 

– Главная проблема современной молодёжи, на мой взгляд, заключается в разрыве поколений. Старшие сейчас практически не являются авторитетом для младших. И до них некому донести, что можно, а что нельзя. Но чтобы не допустить деструктивных проявлений, нужно стараться постоянно увлекать подростков чем-то полезным. Мы, например, с моими единомышленниками организуем в школах военно-патриотические уроки, усиленно работаем с теми учениками, которые состоят на школьном учёте. Кроме того, работаем в качестве волонтёров в московской спецшколе №1. Эта школа как раз для трудных подростков. Что касается ребят на улицах, то здесь способ борьбы я вижу только один: постоянный и регулярный контроль и постоянное ведение социально-реабилитационной работы. Поэтому главное понять, какие формы работы более действенные.

 

– Почему поведение подростков становится девиантным? Что может послужить причиной?

 

- Где тот маркер, относительно которого мы оцениваем поведение подростка как девиантное? Да, есть фраза «отклонение от нормы», но от какой нормы? Важно понимать и чётко знать, что такое норма. Я считаю, что норма определяется обстановкой, социальной средой, в которой находятся подростки. Поэтому, говоря о девиантном поведении, мы сначала должны определить для себя, какую молодёжь мы хотим видеть, чего именно от неё мы хотим.

 

– И всё-таки, что нужно делать, чтобы выстроить диалог с проблемными ребятами?

 

– В первую очередь их нужно любить, в них нужно верить. Возрастной барьер – он присутствует всегда, и не всегда получится понять новое поколение. Но нужно видеть в них наше будущее. Я работаю с подростками и во многом их не понимаю. Однако я знаю, что они – будущее нашей страны, и об этом будущем нужно заботиться. В этих детях я заинтересован как в людях, наверное, поэтому они ко мне и тянутся. Своим подопечным я всегда говорю, что, работая с подростками, нужно развиваться вместе с ними, вместе с ними двигаться вперёд. Мы должны приходить к ним как к равным, говорить с ними на их же языке, а не общаться так, как будто вы тут гуру и знаете больше всех.

 

– То есть в работе с такими подростками типового подхода быть не может?

 

– Здесь есть типовой подход, но он не на уровне форм, он на уровне содержания. Например, с подростком, разделяющим идеи нацизма, и подростком-антифашистом надо работать совершенно по-разному. Но средство всегда одно – деятельность. Молодёжь – она очень искренняя в том, что делает. И работать с ней нужно точно так же искренне. Подростки должны видеть, что они могут менять мир. Причём это касается как обычного школьника или студента, так и трудного подростка со сложной судьбой. Но именно трудным подросткам не хватает тех старших товарищей, которые могли бы их направить, что-то объяснить, до чего они не могут дойти сами в силу возраста и обстоятельств. Поэтому нужно становиться им товарищами и организовывать для них ценностную деятельность, чтобы они чувствовали, что нужны.

 

– На что именно стоит опираться, чтобы вытащить подростка из деструктивной среды и насколько это вообще реально?

 

– В каждом, даже самом испорченном ребёнке, есть светлая и добрая частичка. Поэтому шанс на реабилитацию есть всегда. Человек по определению существо такое, что потребность в развитии в нём заложена изначально. Философ Эвальд Ильенков в своё время разработал систему реабилитации слепых и глухонемых детей и чётко показал, откуда берётся личность у человека, как она развивается. Он показал, что личность развивается только через деятельность по изменению мира и никак иначе. И если стремиться помочь трудному подростку, руководствуясь этой идеей, то всё возможно. Главное, чтобы подросток чувствовал, что он нужен и он значим.



Вернуться к списку